Выигранные дела

Спор о взыскании ущерба после ДТП
Спор о взыскании ущерба после ДТП

Гражданин Ш. обратился в ООО "Готвальд и партнёры" со следующей проблемой.

Ш. припарковал автомобиль возле здания, спустя несколько часов сработала сигнализация, после чего  он вернулся к Автомобилю и обнаружил, что произошло дорожно-транспортное происшествие. Водитель автомобиля ВАЗ, совершая поворот налево, не справился с управлением и допустил столкновение с припаркованным автомобилем.

Автомобилю Ш. были причинены следующие видимые повреждения: непосредственно от столкновения – задний левый фонарь, задний бампер, крышка багажника, заднее левое крыло, задние лампы; от сдвига автомобиля вперед за счет удара и столкновения с клумбой – передний бампер.

Ситуацию ухудшало то, что у виновника аварии не было страхового полиса, иными словами виновник не застраховал свою гражданскую ответственность, а это означает, что вред должен возмещать сам виновник ДТП,  а не посредством обращения в страховую организацию. Он, конечно же, в добровольном порядке это сделать отказался, следовательно, необходимо обращаться с исковым заявлением и взыскивать сумму ущерба в судебном порядке.

Был вызван аварийный комиссар, дорожно-транспортное происшествие было надлежащим образом оформлено, повреждения зафиксированы, документы переданы в ГИБДД.

Для определения размера стоимости затрат на восстановительный ремонт мы обратились к независимому оценщику. Оценщик рассчитал величину затрат на восстановительный ремонт автомобиля в размере 31 897 рублей без учета износа.

В судебном заседании мы помогли нашему клиенту взыскать с виновника аварии полную сумму восстановительного ремонта без учета износа, а также взыскали судебные расходы. Всего суд присудил нашему доверителю 50053 (пятьдесят тысяч пятьдесят три) рубля.

Спор о разделе имущества между бывшими супругами
Спор о разделе имущества между бывшими супругами

В ООО «Готвальд и партнёры» обратилась Д.

Бывший супруг нашего клиента А. подал в суд исковое заявление о разделе имущества. Он требовал признать общим имуществом гаражный бокс, принтер, кофеварку и шуруповерт, а также признать совместными затратами платежи по ипотеке за квартиру, находящуюся в собственности Д., после чего передать ему в собственность вышеперечисленные объекты и взыскать с Д. компенсацию за несоразмерность выделяемой доли в довольно крупном размере.

Мы, в свою очередь, предъявили встречный иск о разделе имущества, где помимо объектов, заявленных в требовании А., просили также признать общим имуществом: телевизор, стиральную машину, газовую плиту, светильник, диван и шкаф, которые просили передать в собственность Д., а также признать кредитные обязательства Д. перед ПАО «Банк» общим долгом супругов и разделить его.

В ходе 4-х судебных заседаний, каждое из которых длилось по 2-3 часа, сторона первоначального истца неоднократно уточняла исковые требования. В конечном итоге они согласились с требованиями о разделе материального имущества (гараж, принтер, кофеварку и шуруповерт передать в собственность А., телевизор, стиральную машину, газовую плиту, светильник, диван и шкаф передать в собственность Д.), добавили требование о разделе кредитного обязательства А. перед АО «Банк», размер компенсации за несоразмерность выделяемой доли оставили в прежнем виде.

В судебное заседание от ПАО «Банк» и АО «Банк» поступили письменные возражения касательно раздела кредитных обязательств. В связи с этим, мы предположили, что суд, вероятнее всего, не удовлетворит требования о разделе общих долгов, поэтому уточнили требование следующим образом: уменьшить компенсацию за несоразмерность выделяемой доли, взыскиваемую А. с Д., на сумму, составляющую половину фиксированной суммы задолженности по кредитному обязательству перед ПАО «Банк» по состоянию на  дату расторжения брака без учета процентов.

В итоге, требования о разделе материального имущества были удовлетворены в полном объеме, то есть Д. достались телевизор, стиральная машина, газовая плита, светильник, диван и шкаф, а А. достались гараж, принтер, кофеварка и шуруповерт. А компенсация за несоразмерность выделяемой доли, присужденная в пользу А., была значительно уменьшена за счет кредитных обязательств Д.

В то же время, суд допустил арифметическую ошибку при расчете этой компенсации, в связи с чем мы подали апелляционную жалобу, состоялось судебное заседание об исправлении арифметической ошибки в решении, и сумма компенсации еще значительно уменьшилась. Требования А., таким образом, были удовлетворены всего на 60%, а требования нашего доверителя Д.  – на 100%.

Спор с банком
Спор с банком

Гражданин Ф. обратился в ООО «Готвальд и партнёры» со следующей проблемой.

В отношении него был вынесен судебный приказ о взыскании задолженности по кредитному договору с Банком, заключенному в 2011 году. Судебный приказ был отменен по заявлению Ф. После чего Банк решил взыскать задолженность через исковое производство, направил исковое заявление в суд. Обратившись к нам, Ф. пояснил, что никаких кредитных договоров в 2011 году он не заключал. Подпись в кредитном договоре похожа на подпись Ф., однако имеет некоторые отличия. Добавил, что кредит на такую большую сумму ни один банк ему не выдал бы, так как его доход на 2011 год составлял около 5000 рублей в месяц, что подтвердилось справкой 2-НДФЛ. Кроме того, из выписки по банковскому счету следует, что кредитный договор заключался в отделении Банка в г. Самаре в июле 2011 года. При этом, в г. Самаре он никогда не был, тем более в июле 2011, что подтверждается справкой с места работы о присутствии на рабочем месте. Кроме того, из выписки следует, что денежные средства с кредитного счета снимались, в том числе, в г. Лондоне, а подобных путешествий Ф. никогда не совершал и не мог совершить, опять же, ввиду незначительного размера дохода.

Таким образом, мы пришли к выводу, что третьим лицом были совершены мошеннические действия, в ходе которых оно, воспользовавшись копией паспорта Ф., заключило кредитный договор с Банком и получило денежные средства, о чем Ф. не знал и не мог знать.

В ходе судебного разбирательства нами было заявлено встречное исковое заявление о признании кредитного договора незаключенным в соответствии со всеми вышеизложенными обстоятельствами и  согласно положениям, предусмотренным ст.ст. 432, 433 ГПК РФ.

В судебном заседании по нашей инициативе было заявлено о проведении почерковедческой экспертизы, на которую были представлены образцы подписей Ф. и подпись с кредитного договора. Выводы, изложенные в экспертном заключении, были таковы: подпись в кредитном договоре не является подписью Ф., а совершена третьим лицом.

Таким образом, суд отказал Банку в удовлетворении требований о взыскании задолженности по кредитному договору, встречное исковое заявление Ф. о признании кредитного договора незаключенным удовлетворил в полном объеме.